Режиссеру театра "Святая крепость" Юрию Лабецкому - 70!

Режиссеру театра "Святая крепость" Юрию Лабецкому - 70!
Режиссеру театра "Святая крепость" Юрию Лабецкому - 70! Режиссеру театра "Святая крепость" Юрию Лабецкому - 70!

Юрий Лабецкий: Всю жизнь я ставлю один спектакль. Про любовь

По его убеждению, в жизни ничего не происходит случайно. В детстве он занимался в театральной студии и знал наизусть все оперы Мариинского театра. Учился в школе, на месте которой сегодня - новое здание Мариинки, где работает его сын. Ему посчастливилось видеть постановки Большого театра кукол и работать в знаменитом ленинградском БДТ. Жизнь его сводила с талантливыми людьми, которые так или иначе повлияли на его судьбу. Это Ида НАХБО, Георгий ТОВСТОНОГОВ, Иннокентий СМОКТУНОВСКИЙ, Владимир ЧЕТВЕРИКОВ… Он не пошел в консерваторию, хотя советовали, не поступил на драматический курс, но закончил кафедру кукол Ленинградского института театра, музыки и кинематографии. Работал в театрах Пскова и Кургана. И прошел весь этот путь для того, чтобы создать свой маленький, но такой любимый театр драмы и кукол в Выборге.

На днях режиссер, художественный руководитель государственного театра драмы и кукол «Святая крепость», заслуженный деятель искусств России, почетный гражданин Выборга Юрий ЛАБЕЦКИЙ отмечает 70-летие.

О родителях

– Мой отец – военный инженер, начинал как гражданский геодезист. Во время войны оказался во флоте, объездил весь мир на гидрографических кораблях, – рассказывает Юрий Лабецкий. – У него героическая судьба, во время блокады Ленинграда отец прокладывал Дорогу жизни. После прорыва блокады как командир торпедного катера прошел по Балтике до Германии и 8 мая 1945 года был в Берлине. Папа награжден четырьмя боевыми орденами Красной звезды и двумя орденами Отечественной войны.

Отец обладал прекрасным голосом, в свое время поступил в Ленинградскую консерваторию, кстати, вместе с Сергеем Лемешевым. Однажды спросил у вахтера, какая перспектива у выпускников консерватории? На что тот ответил: или будешь звездой Мариинского театра, или никем. Отца такая перспектива смутила, и он забрал документы. Выбрав другую профессию, он встретил мою маму, она - картограф. Мама всю блокаду провела в Ленинграде, в 1943 году родила моего старшего брата. Как она его выкормила, диву даешься. Папа по ночам бегал с Ладоги в самоволку, приносил ей продукты.

После войны служил еще четыре года во флоте. Мама переехала к нему поближе, в Свиноустье (Польша), где уже родился я. Позже семья вернулась в Ленинград, в мамину комнату на Гороховой. Отец, кстати, часто ездил в командировки в Выборг –  участвовал в восстановлении Сайменского канала. В нашем доме часто собирались компании, много пели, родители играли любительские спектакли. Мама считала, что отец был лучшим актером, чем она: «В одной из пьес он играл директора, а я – его секретаря, подавала чай». Сестра матери часто водила меня в Мариинский театр, я знал наизусть все оперы. Конечно, окружение подтолкнуло меня к выбору профессии.

Интересный парень, хорошо стоит…

– В старших классах я занимался в школьной театральной студии, вскоре познакомился с актрисой Ленинградского Большого театра кукол Идой Исаевной Нахбо. Театр кукол меня заворожил, я смотрел все их постановки. Решил поступать в театральный вуз, правда, не поступил ни на один драматический курс. В одном вузе даже сказали, что у меня несоответствие внутренних и внешних данных (я был крепким парнем, занимался спортивной гимнастикой): «Вам 18 лет, а по типажу вы – благородный отец семейства из классических пьес. Как будете играть сталеваров, героев труда, молодых трактористов?». А в другом вузе я спел, и мне посоветовали поступать в консерваторию. Мог бы ведь стать оперной звездой, осуществил бы папины мечты. Чтобы не упустить время, я работал монтировщиком в БДТ у Товстоногова. Помню, однажды на репетиции я за сценой занимался своей работой и слышу голос режиссера: «Поставьте там кого-нибудь, мне нужно свет направить на фигуру». Я быстро выскочил на сцену и встал… свободно, непринужденно. На что Товстоногов заметил: «интересный парень, хорошо стоит». А когда потребовался актер, я прошел пробы и даже один сезон играл Принца в «Золушке». Любопытно, что спустя много лет на пляже в Ялте я встретился с Товстоноговым. Чтобы завязать разговор, напомнил ему историю с освещением фигуры. Он спросил, чем я теперь занимаюсь, я ответил, что окончил театральный институт в Ленинграде, открыл свой театр в Выборге, на что он ответил: «Ну, так я был прав».

Давайте в Выборге откроем театр

После армии, в 1970 году Юрий Лабецкий поступил в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии (на кафедру кукол Сергея Жукова и Михаила Королева). Там познакомился с Тамарой БЕЛОВОЙ, Николаем УСТИНОВЫМ-ЛЕЩИНСКИМ, Евгением НИКИТИНЫМ, впоследствии ставшими актерами «Святой крепости».

– По окончании института, если не было вызова, тебя направляли в самые отдаленные уголки страны. Уезжать в глубинку, конечно, не хотелось, – продолжает мой собеседник. – Ребята отправились во Львов, а я остался в Ленинграде, правда, театры были переполнены, не взяли даже в Ленконцерт, хотя у меня был успешный номер с куклой. Приятель пригласил в Псков, а когда мы оказались на гастролях во Львове, встретил ребят, и они переманили меня к себе. Они там отработали сезон, а я и того меньше, но успел поставить детский спектакль. Кстати, в то время, когда мы были во Львове, как раз снимались «Три мушкетера», наши актеры принимали участие в массовке. Если присмотреться к фильму, то в одной из француженок можно узнать Тамару Белову.

Затем нас занесло в Курган, где в театре кукол мы отработали шесть лет. Оставшись без режиссера, актеры выбрали меня руководителем, потому что я был активистом, как сейчас говорят. Кстати, в театральном институте я даже был каким-то комсомольским лидером, два года третьим секретарем по учету и даже два раза ездил за границу по линии обкома ВЛКСМ, при этом, не будучи комсомольцем. В министерстве культуры мою кандидатуру утвердили. Постоянно бывал на разных курсах, в том числе у Сергея Образцова, участвовал в театральных лабораториях. Мы открыли театральную студию, обучали будущих актеров. Там я встретил свою будущую жену – Татьяну Тушину, так что ничего случайного не бывает. А случайное предложение Тамары Беловой: давайте в Выборге откроем театр, определило всю нашу жизнь.

Разные времена, разные прелести

– Театр «Святая крепость» начинался в Советском Союзе в 80-е годы, пережил 90-е, развивается сегодня. Все это время он был одинаковым или разным, были ли времена, когда работать было интереснее, сложнее?

– Театр не может быть разным, если им руководит один человек, он всегда имеет свой стиль. В молодости все трудности кажутся преодолимыми, как, например, в Кургане, когда мы были молоды, свободны, нахальны, еще не обременены ненужным опытом. Было много интересной работы: день начинался в пять утра, к шести я бежал на радио, затем репетиции в театре, занятия со студентами. Нас часто привлекало местное телевидение: записывали передачи, театральные постановки.

Конечно, помнится и сложный период становления театра в Выборге, но в то время в нас была надежда, как-то справлялись, обустраивались, создавали семьи, рожали детей. За театром присматривали из горкома КПСС, требовали «идеологической подачи». Но что с нас возьмешь, мы – детский театр кукол, я не мог на ширме поставить «Ленина в октябре». Можно сказать, что в то время театр кукол как вид искусства помог нам не подстраиваться под социалистическую идеологию.

В советское время более конкретными были взаимоотношения с вышестоящим руководством. Отвечающие за культуру люди реально вникали в наши проблемы и помогали. Правда, при плановой экономике каждый раз приходилось ездить в Москву, чтобы «выбить» магнитофон, материалы или краски…

Директор театра, конечно, крутился, но таким образом общался в околотеатральной среде.

Гораздо проще было с гастролями, это в последние годы мы попали в госпрограмму по малым театрам и смогли объехать Черноморское побережье. А до этого? В советское же время в министерстве был гастрольный отдел, нам предлагали на выбор, куда отправиться. Труппы постоянно выезжали, меняли обстановку, обменивались опытом, актеры не засиживались.

По-настоящему трудно было в 90-е годы, когда мы месяцами не получали зарплату. Тогда нам здорово помогали коллеги из Финляндии и Швеции, присылали продукты, прямо в театре мы готовили обеды.

«Святая крепость»!

На вопрос, были ли другие варианты названия театра, Юрий Лабецкий вспоминает, что каких только не звучало: «Колесо», «Карамболь», «Театр романтики» и т.д.

– Как только придумаю интересный вариант, театр с таким названием тут же появляется в другом городе. Затем я перестал искать слова, идущие от творческой задачи театра, и решил привязать название к местности. А в то время мы как раз дружили с финской актрисой, художественным руководителем Хельсинского театра «Зеленое яблоко» Сирппой Сивори Асп, уроженкой Выборга. У нее и спросил, как переводится «Выборг»? - Оказалось, что по-шведски «Святая крепость». Для меня это было именно то название!

Кукла, потому что театр кукол?

– Изначально театр был кукольным, мы соблюдали чистоту вида искусства, но актеры не прятались за ширмой, работая на сцене вместе с куклой. И я задумался, почему в театре кукол обязательно только кукла? Пришел к выводу, что кукла нужна прежде всего в том случае, когда она с творческой задачей справляется выразительнее актера. Ну и детям тоже нужна кукла. А еще повлиял дефолт 1998 года, потому что поставить кукольный спектакль – удовольствие не из дешевых, например, сегодня хорошая кукла обходится в 3-4 тысячи долларов. Денег не было, мы решили играть, как говорится в имеющейся театральной среде, «на стульях». Первой такой постановкой стал спектакль «Восемь любящих женщин». Зрителям понравилось, актерам тоже. К тому же выросшие юные ценители театра требовали новых более взрослых постановок. Так в «Святую крепость» вошла драма.

У молодежи ЭГО впереди себя

– Сегодня в театре представлено несколько поколений актеров. Как справляется руководитель, когда к каждому актеру нужен особый подход? Существует ли конфликт поколений?

– «Старики» – люди еще советской закалки, для них на первом месте служение искусству. Нынешнее среднее поколение актеров лет 15-20 назад было с претензиями, но, отработав несколько лет, они поняли, что в театре есть нечто другое, кроме материальных благ. Сейчас приходит молодежь, у которой ЭГО впереди себя. Мне интересно работать с людьми, которым интересно работать со мной. Я понимаю, что режиссер должен заразить своей идей, но актер тоже должен пойти навстречу. Это совместный путь. От молодежи порой приходится слышать, что они не понимают меня. К сожалению, сами не всегда стремятся понять. Здесь не больница и не детский сад, лечить и воспитывать я не буду, не понимаешь – до свидания. Да, из этого поколения моя младшая дочь, но она в этом плане не такая. Я воспитывал своих детей собственным примером, и они понимают, что театр несет доброе, вечное…  

Семья – театр, театр – семья

Вся семья Лабецких так или иначе связана с театром: старшая дочь – режиссер массовых праздников, сын – технический специалист, работает в новом зале Мариинского театра. Жена – Татьяна Тушина – заслуженная артистка России, замечательная актриса, прекрасный режиссер. Она и младшая дочь Арина трудятся бок о бок с Юрием Лабецким в «Святой крепости».  Арина окончила режиссерский факультет и уже поставила свой первый детский спектакль, но сегодня с удовольствием выходит на сцену как актриса.

Юрий Лабецкий с женой Татьяной Тушиной и детьми Ариной и Даниилом в Таллинне

– Конечно, для меня театр не заканчивается за порогом, он продолжается и дома, где на кухне мы обсуждаем рабочие моменты. Порой я делюсь с домочадцами своими задумками, Татьяна что-то подсказывает интересное. Естественно, и я вношу свой вклад в ее режиссерскую работу. Так совместно приходят самые неожиданные идеи.

На вопросы Чехова интересно искать ответы

Как признается Юрий Лабецкий, из всех спектаклей, которые он поставил (а их десятки), одна из наиболее значительных работ – чеховские «Три сестры». Режиссер обращался к теме более 15 лет назад, а сейчас восстанавливает спектакль в новом составе. Премьера намечена на осень. По мнению моего собеседника, «Три сестры» – это настоящая «энциклопедия страданий и переживаний русского человека». Кое-кто находит Чехова скучным автором, а для Лабецкого это глубокая драматургия, писатель ставит вопросы, ответы на которые искать интересно.

– Когда 15 лет назад я поставил «Три сестры», на премьеру пришла учительница литературы моего сына и после просмотра заявила: «Как вы могли так переделать пьесу? Это же Чехов!». А я ничего не переделывал, лишь немного сократил, переставил местами пару фраз. В следующий раз она пришла на спектакль с текстом, сверяла, а потом сказала мне: «Я 30 лет преподаю литературу, в том числе и Чехова. Вы можете мне ответить, что я преподавала?».

«Мой бедный Марат» – спектакль, который тоже мне дорог, правда, в нем я «почистил» Арбузова. Сделал из московской речи ленинградскую, так как герои пьесы живут на Фонтанке в блокадном городе. Здесь я ставил историю людей, историю любви, а «Три сестры» постарался сделать о людях, которые стремятся жить и любить. Вообще, когда меня спрашивают, про что вы ставите, отвечаю: на протяжении жизни я ставлю один спектакль – о любви.

Только не средний

На вопрос, каким, по его мнению, будет театр лет через 10-20, Юрий Лабецкий ответил так:

– В ту пору, когда я размышлял над названием театра, уже существовал Большой театр. Я предложил в министерстве культуры инспектору Инне Мирошниченко назвать выборгский театр Малым, на что она заметила: называйте хоть Большим, хоть Малым, лишь бы не Средним. Не знаю, каким будет театр после меня, но мне бы хотелось, чтобы он был хорошим, а не средним.

Наверное, без Лабецкого театр будет совсем другим, а пока у жителей и гостей Выборга есть уникальная возможность увидеть героев классических и современных пьес глазами нашего современника Юрия Лабецкого.

Кстати, стоит напомнить, что «Святая крепость» существует в Выборге более 35 лет, и все эти годы театр успешно развивается. В последнее время в репертуаре появились постановки молодых режиссеров – Кирилла СБИТНЕВА, Георгия ЦНОБИЛАДЗЕ, Дениса ХУСНИЯРОВА, Петра ВАСИЛЬЕВА. А на осень будущего года Юрий Лабецкий при содействии Международного Союза кукольных театров наметил организацию в нашем городе кукольного фестиваля «Балтийский солнцеворот». И театр уже заручился поддержкой областного руководства.

Маргарита ЗАХАРОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев