ВОСПОМИНАНИЯ НА ФОНЕ СЕМЕЙНЫХ ПОРТРЕТОВ

ВОСПОМИНАНИЯ НА ФОНЕ  СЕМЕЙНЫХ ПОРТРЕТОВ
ВОСПОМИНАНИЯ НА ФОНЕ СЕМЕЙНЫХ ПОРТРЕТОВ ВОСПОМИНАНИЯ НА ФОНЕ СЕМЕЙНЫХ ПОРТРЕТОВ

Три сестры с одинаковым – светло-рыжим – цветом волос и в одинаковых белых платьях изображены на акварельном портрете, который висит в массивной деревянной раме на стене одной из комнат Натальи Дмитриевны Чичериной в её петербургской квартире на Кирочной. Эти милые девочки – сестры Мейендорф; та, что справа – Софья – в замужестве баронесса Николаи, владелица имения Монрепо с 1869 г. по 1910 г.

Портрет передает то особенное, нежное, забытое сейчас обаяние, которому мы уже не в силах подражать. Дети из дворянских семей вырастали такими не только благодаря незаурядным личным качествам, но и благодаря особому воспитанию. Сестры Мейендорф родились в семье, принадлежавшей к древнему и славному баронскому роду остзейских немцев. Отец, Егор Казимирович, был знаменитым топографом и ученым-натуралистом; мать, Софья Густавовна Штакельберг, – дочерью камергера и действительного статского советника, видного российского дипломата. Старшая из сестер – Елизавета – позврослев, вышла замуж за графа Эмерика Гуттен-Чапского, выдающегося историка и нумизмата, чья коллекция (более 11 тысяч экземпляров) считалась одной из лучших в Европе. Средняя – Софья – стала женой барона Николаса Арманда Мишеля Николаи, старшего сына барона Пауля Николаи. А младшая – Жоржина – связала свою жизнь с Василием Николаевичем Чичериным, дипломатом и общественным деятелем. 

Неторопливая и обстоятельная речь Натальи Дмитриевны Чичериной, до сих пор (более тридцати лет!) изучающей свою родословную, переносит слушателей в мир графов, баронов, дипломатов, меценатов и русских помещиков. Она помнит мельчайшие подробности жизни знаменитых предков, ведь многие часы она провела в архивах и библиотеках, по крупицам собирая сведения о своих знаменитых родственниках. Наталья Дмитриевна делится с сотрудниками научно-исследовательского отдела музея-заповедника «Парк Монрепо», приглашенными на эту встречу, бесценными данными о своих родственниках, ведь от бабушки, полной тезки нашей собеседницы – Натальи Дмитриевны – в семье Чичериных сохранились уникальные альбомы, заполненные газетными заметками, письмами, фотографиями, в том числе на фоне усадебных и парковых видов Монрепо.

Но вернемся к семейной летописи… Наталья Дмитриевна рассказывает, что её прадед Василий Николаевич Чичерин, родившийся в тамбовском родовом имении, после окончания юридического факультета Московского университета (1850 г.) служил в Санкт-Петербургском архиве Министерства иностранных дел. Уже спустя год его назначили в азиатский департамент, а в 1853 году – сотрудником российской миссии в Бразилии. В августе 1855 г. дипломата Чичерина переводят в Мюнхен, затем он едет в Италию, получив назначение старшего секретаря русской миссии. В Турине Василий Чичерин знакомится с племянницей своего начальника Штакельберга, и в феврале 1859 г. Жоржина Егоровна Мейендорф становится его женой. После недолгого возвращения на родину и перерыва в службе Чичерин вновь поступает в Министерство иностранных дел и становится советником посольства в Париже. Парижский период стал переломным в его жизни. В 1867 г. Чичерин оказался замешанным в дуэли; в это время он уже проникся евангелическими идеалами лорда Редстока и от участия в дуэли отказался, считая её несовместимой со своими убеждениями. С связи с этим был поднят вопрос о его пребывании на дипломатическом посту, и Чичерину пришлось окончательно оставить службу. В конце лета 1869 г. семья Чичериных прибывает в родные места, в Тамбовскую губернию. Начинается размеренная усадебная жизнь: лето семья Чичериных проводит в своём поместье в селе Покровское Козловского уезда, а на зиму переезжает в кирсановскую усадьбу Караул на берегу реки Вороны, чуть позже отец семейства приобретает дом в Тамбове. Усадьба Караул принадлежала старшему брату Борису Николаевичу, известному историку, юристу, публицисту и общественному деятелю. Его соседом по поместью был известный географ и путешественник Петр Петрович Семенов-Тянь-Шанский, а также поэт Евгений Боратынский, с семьями которых братья Чичерины поддерживали приятельские отношения.

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Василий Николаевич Чичерин в качестве уполномоченного общества Красного Креста находился в Бухаресте для организации лечения воинов. В Тамбове он возглавлял общество попечения о бедных, был почётным членом общества помощи нуждающимся воспитанникам гимназии. На свои средства Чичерины построили и содержали школу, открыли библиотеку, медицинский пункт. На удивление всем Василий Николаевич нередко сам исполнял работу фельдшера. Жоржина Егоровна Мейендорф-Чичерина не отличалась крепким здоровьем, она умерла в 1891 году, пережив своего мужа на десять лет.

В семье Василия Николаевича и Жоржины Егоровны было трое детей: Николай – старший сын, мой дед; Георгий, ставший впоследствии наркомом иностранных дел Советской России, и дочь Софья. В 1918 году помещиков Чичериных стали «раскулачивать». Сельский сход после бурного обсуждения постановил – выселить кулаков-помещиков из усадьбы; скорее всего, это решение было политическим. На самом деле 50 человек, имеющих право голоса, были за то, чтобы Чичерины остались в имении (а только лишь двое против), потому что они были людьми заботливыми и неравнодушными, очень хорошо относились к крестьянам и всегда помогали малоимущим. Наталья Дмитриевна и Николай Васильевич, мои бабушка и де-душка, работали в сельской школе и учили крестьянских детей. Тем не менее, всю семью выселили из имения, разрешив взять только те немногие вещи, которые могли уместиться на двух подводах. В насмешку над бывшими хозяевами кто-то из их недоброжелателей нахлобучил на голову лошади господскую шляпу. После этого Чичерины очутились в Ленинграде; помочь устроиться на новом месте им помог уже бывший тогда наркомом дядя Георгий Васильевич. В этой квартире на Кирочной в 1925 году и стали проживать Николай Васильевич Чичерин, его жена Наталья Дмитриевна, дочь Софья и сын Дмитрий, мой отец.

Дмитрий Николаевич стал советским инженером. В 1932 году он закончил Металлургический институт и по собственной воле и желанию отправился строить Магнитку, где и познакомился с мамой нашей собеседницы, Надеждой Митрофановной. Молодая семья возвратилась в Ленинград, в эту большую семейную квартиру, в 1937 году, когда Наталье Чичериной-младшей было всего несколько месяцев. И здесь же они прожили всю блокаду. В начале 1942 года умерла бабушка, этой же зимой от голода скончался отец. В эту страшную первую блокадную зиму вся семья жила в одной небольшой комнате, где стояла буржуйка. Никаких привилегий по питанию у членов семьи бывшего наркома не было.

Надежда РАССАХАТСКАЯ, старший научный сотрудник ГИАМПЗ «Парк Монрепо»

(Продолжение в следующем выпуске)

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев