ВЕТВЬ ДРЕВА НАХИМОВЫХ

ВЕТВЬ ДРЕВА НАХИМОВЫХ
ВЕТВЬ ДРЕВА НАХИМОВЫХ ВЕТВЬ ДРЕВА НАХИМОВЫХ

Неожиданный поворот в судьбе журналиста

Этого человека хорошо знают выборжцы старшего поколения: Петр Киселев 33 года проработал в нашей газете, заведовал отделом промышленности и транспорта, писал также поэтические очерки о родной Смоленщине, увлекался рисованием… Но сегодня мы хотим рассказать читателям совершенно невероятную историю, которая с нашим коллегой приключилась.

Родился он 90 лет назад у истоков Днепра, на маленьком хуторе, куда после Столыпинской реформы переехали жить дед и бабка – Дмитрий и Ефимия Тимашовы.. 

Места эти поражают своей неброской, спокойной красотой. Они славятся также замечательными, выдающимися людьми и ратными подвигами отцов и дедов. Неподалеку от их маленького хутора стояли семь церквей: Мальцевская, Каменецкая, Настасьевская… Самая старинная из них, времен Бориса Годунова – Волочковская, трехъярусная, наверху площадка для разведения кострища (в былые времена дымовыми сигналами предупреждали жителей о нашествии врага). Поблизости находился барский дом. 

– Это был господский дом Нахимовых. Я родился в 1927 году и хорошо помню его. Дом был двухэтажный, хороший, крепкий, парк огромный… В оранжерее, как моя бабка рассказывала, выращивали лимоны, ананасы и другие экзотические плоды. Парк был устроен террасами, сбегавшими к искусственному озерцу. Неподалеку речушка Высота, которая впадала в Днепр. Я прекрасно помню, что в низовьях была мельница с огромным колесом, а на воде чудный домик для лебедей. Задолго до моего рождения в барском доме жил Николай Матвеевич Нахимов. Во время нашествия Наполеона он возглавил партизанское движение в Сычовском уезде Смоленской области. И настолько все было хорошо организовано и дан такой мощный отпор захватчикам, что французы больше и не пытались туда совать нос, – рассказывает Петр Киселев.

После разгрома Наполеона Николай Матвеевич Нахимов был награжден орденом святого Владимира. И доныне в храме Христа Спасителя, в Москве, на стене героев золотом написана фамилия этого человека. Он был родным дядей всем известного адмирала Павла Степановича Нахимова, который родился 5 июля в 1802 году, недалеко от города Вязьмы. Дом, где жил адмирал, был деревянный одноэтажный, ничем не примечательный. Конечно, не изба крестьянская, но и не хоромы. В детские годы Павел Нахимов обязательно приезжал в село Волочок к своему родному дяде, на каникулы. Там у Николая Матвеевича была обширная библиотека, цветные атласы, морские компасы, кортики, бинокли – для молодого парнишки сказка! Десятилетия раздели две параллельные линии судеб, что в перспективе пересеклись и стали одной родословной. 

– В нашей довольно просторной избе жили бабушка, дед, мама, Пелагея Дмитриевна, мой отец Дмитрий Михайлович Киселев. Я там родился, младшая сестра – в 1929 году. У нас в семье бытовала легенда, о безумной любви барина к сельской девушке, в результате которой, якобы, появился на свет какой-то наш родственник. Но я даже и предположить не мог, что это все правда, а плод барской любви не кто иной, как мой отец. Кстати, за божницей, за иконами в нашем доме хранились фотографии, и была среди них одна, которая постоянно привлекала внимание. На карточке – старинный автомобиль, рядом с которым группа людей, виден угол барского дома, на крыльце стоит мальчишка и смотрит на авто. Помню, что бабушка Ефимия, показывая на мальца, говорила: Петя, это твой отец. 

…Шел 1903 год. В то время владельцем имения был Николай Нахимов, его сын, Сергей, выпускник кадетского корпуса в Санкт-Петербурге, поступил в Московский университет. В честь студентов в Дворянском собрании (в советское время в этом здании находился Дом Союзов) был дан большой бал. 

Дед Петра Киселева Сергей Николаевич Нахимов 

– На балу Сергей Николаевич познакомился с девушкой из рода князей Голицыных. Эта, казалось, мимолетная встреча, оказалась судьбоносной. Но позже молодой барин приехал на каникулы в Волочок, и там ему вдруг очень понравилась милая сельская девушка, Варенька. Начался бурный роман, итогом которого, как можно было ожидать, стала беременность. Какой тут был переполох! Вареньку срочно выдали замуж в соседнюю деревушку Малышево, за Михаила Киселева. А самого молодого Нахимова в его неполные 19 лет решили поскорее женить. Сергей сопротивлялся, поскольку полюбил Варю и не мыслил жизни без нее. Но, увы, слушать влюбленного никто не стал. Все были озадачены одним вопросом: на ком женить? И тут вспомнили Марию Владимировну Семенову, с которой Сергей танцевал на студенческом балу. Сосватали и обвенчали в короткий срок. А Варенька в 1904 году родила сына – моего будущего отца. Нахимовы взяли ребенка к себе и воспитывали в барском доме до 14 летнего возраста, вплоть до 1918 года. 

Однажды мы с отцом ехали в повозке, запряженной лошадью (он часто меня брал в поездки). Проезжаем мимо барского дома, отец притормозил и говорит: «Смотри сынок, я в этом доме воспитывался». Я не поверил: «Как? У помещиков? А тебя там розгами не хлестали?» Я ходил в школу и уже получал «правильное» советское воспитание. Отец только засмеялся, а потом серьезно сказал: «Все наоборот, сынок, любили и заботились, а к школе шили красивый синий костюмчик с золотыми пуговицами и стоячим воротничком».

Продолжение истории рода Нахимовых – Киселевых в наших ближайших выпусках. 

Анна ДАВЫДОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев