Как безымянные плиты обретают имена

Торжества в честь 75-летия снятия блокады Ленинграда позади, людская волна на Пискаревском кладбище спала, да и морозы тоже. Нам - туда. Хоть на минуточку забежать, навестить. Сказать, что не забыли, нет, просто не бывали рядом. И пусть не в памятный день, но все же пришли проведать.

Подходим ближе. Цветы, свечи, хлеб – все готово. Братская воинская могила № 174, в которой покоится наш родственник Кирилл Александрович Рогозин, расположена у самого края мемориального кладбища, там даже в летние погожие дни немноголюдно.

Идем, переживаем, надеемся, что найдем родную могилу в этом снежно-белом плену. У нашей могилы двое, женщина и пожилой мужчина. Подходим, зажигаем свечи. Кровавые пятнышки гвоздик – на чистый снег... «Девочки, а вы к кому? Кто у вас здесь?..» – «Да вы лучше про своего героя расскажите!»

– Каждый год прихожу сюда не только в памятные даты, что отмечает вся страна. Второе февраля для меня особый день. Мой родственник был рядовым, защищал Ленинград, умер от истощения в госпитале 29 января 1942 года. Стояли жуткие морозы, невозможно было выкопать могилы, и всех умерших за январь свозили в это место и просто складывали. Второго февраля морозы спали, вот всех и захоронили. В наших документах указано место захоронения: могила 174-175, – рассказывает мужчина.
А я вспоминаю записи о нашем родственнике: «14 января 1942 года командир отдельного стрелкового батальона на Ленинградском фронте Кирилл Александрович Рогозин с диагнозом «дистрофия» был помещён в Ленинградский эвакуационный госпиталь № 1171. 30 января 1942 года в этом же госпитале он умер от истощения. Захоронен 2 февраля 1942 года, братская могила 174, книга 51, № 2100.»

Стою, задумалась: «Как много совпадений в судьбах… 77 лет назад, в свои последние дни жизни, они, наверное, так же, как и мы сейчас, их потомки, делились мыслями и мечтами …» Мои размышления прервала женщина:

– Покажите нам фото вашего героя… Вот тот? Красивый был, какой молодой!..

Услышав эти слова, я поняла: Кирилл Рогозин погиб, когда ему было ровно столько, сколько мне сейчас. Эта мысль – просто лезвием по душе. Прощаемся. Обнимаем, как родных. Их родственника, Леонида Ивановича Горохова, вспоминать обещаем каждый раз, как своего.

Все они здесь – наши, с именами и без. На вахте – родные друг другу люди. Вместе мы сбережем память о погибших…

Ирина ЕФРЕМОВА, г. Приморск

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев