"КОРМУШКА"

Поздняя осень. Сыро. Хмуро и грязно. В толпе людей, ожидающих заветного талончика, он почти замерз и проклял свое малодушие. Вот уже час прошел, а все остается на своих местах. Люди курят и переговариваются на чужом языке. Изредка звучит смех, - это молодежь занимает очередь.

Народ, собравшийся около помещения одной из благотворительных организаций города, терпеливо ждет. Сотрудники внимательно оглядывают толпу, переговариваются с ожидающими. Смысл разговоров для него остается сокрытым: иной язык, иная культура, чужая религия. Правда, пайки, раздаваемые бедным, настоящие, хотя и с просроченной датой годности.

Пришлых тут не жалуют. Работники центра, бывает, строят их в отдельную очередь, и тогда не факт, что всем хватит. Обычно талоны на получение выдает пожилой финн. Он внимательно смотрит, словно гипнотизирует - давно на-учился определять иностранцев. Но сегодня у него хорошее на-строение, он дает талончик молча и сразу ощупывает взглядом следующего. На этот раз повезло, русских не так много… Вообще, с соотечественниками такая ситуация: они стараются не замечать друг друга, не разговаривают, практически не здороваются. Но за все время, что он стоял в очередях, раз или два ему удалось перемигнуться со знакомыми. …Эту “кормушку” ему как-то показали друзья. Сказали: “здесь халява!”. И теперь каждый понедельник он едет за кордон, чтобы бесплатно получить набор просроченных продуктов. Еще на “кормушке” можно набрать хлеба. Этот ритуал выглядит так: неожиданно служители что-то кричат на своем языке, и над головами просителей появляются ящики с хлебом. Их быстро передают по цепочке и опускают на землю. В едином порыве толпа бросается на хлеб. Его берут пакетами: черный, белый, с пряностями, ржаной - бери сколько хочешь. Через десять ми-нут всё успокаивается. Люди ждут продуктовых наборов…

Наконец у всех на руках номерки. Очередь двинулась. Пропускают по три-четыре человека. Получившие паёк сразу уходят. Сказав заученное “терве” (здравствуйте) и “киитос” (спасибо), он проходит в помещение, напоминающее склад. Готовые пакеты с продуктами рядками стоят около стеллажей (кстати, никогда не знаешь, что благотворители подсунут в набор, бывает, попадается даже мясо, но в основном это плохо расходящийся в супермаркетах товар). На выходе при удачном стечении обстоятельств можно получить пакет обезжиренного молока…

Очередь постепенно расходится, закрываются двери. Теперь продукты можно будет получить в среду. Но он не любит среды. Там нужно высидеть положенные полчаса занятий и только потом получишь продукты. Лучше в понедельник.

А лучше вообще бросить побираться. Так ли уж важны эти продукты с истекшим сроком годности? Ты - русский и в очереди стоишь, опустив глаза в землю, боясь, как бы тебя не попросили выйти… И ради этого унижаться? Уподобляться безработным, любителям горячительного и бездельникам соседнего государства? Он долго думал над этим. Человек привыкает к халяве: зачем трудиться? Кусок хлеба с просроченной колбаской и так есть. Но дармовой сыр обычно кладут в мышеловку. Она с радостью примет всех готовых слушать чужие проповеди и жить в стаде.

Снова понедельник. Впервые за долгое время он не поехал к “кормушке”, хоть и была такая возможность. Почему? Надоело чувствовать себя нищим, забитым, похожим на малоимущих граждан соседней страны. Неужели на Родине не заработать на кусок хлеба?
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев